Принять участие

Приём работ продлён, осталось:

  • 00дней
  • 00часов
  • 00минут
Главная/Конкурсные работы/«Казалось, что в нашей ментальности «комедии про инвалидов» просто не может быть»

«Казалось, что в нашей ментальности «комедии про инвалидов» просто не может быть»

Лучший журналист сетевых СМИ

«Казалось, что в нашей ментальности «комедии про инвалидов» просто не может быть»

Режиссер «невозможного» фильма Дмитрий Тюрин — родом из Югры

Редко когда удается сказать такое, но недавно отечественное кино по-хорошему порадовало. Не заумным фильмом для иностранных фестивалей и не слоу-мо-трах-бабах-эффектами, но настоящей народной кинолентой. Чтобы было и посмеяться где, и погрустить, и попереживать, и порадоваться за героев — потому что понимаешь их вместе с их проблемами. Речь о фильме «Любовь с ограничениями».

Это история, в которой молодой человек попадает в другой, параллельный мир — мир инвалидов. Сначала понарошку, чтобы быть принятым в крутую компанию по квоте, — а потом всерьез, когда осознает, что на самом деле означают эти «ограничения». Фактически все действо происходит в ограничениях — физических, которые по здоровью, и внешних, когда против колясочника — бутафорский пандус у подъезда, служащая, не пускающая инвалида в метро без сопровождающего («А как же, безопасность!»), и много чего еще. И ограничений внутренних — тех, что выстраиваются в собственной голове. Им, как известно, подвержены все люди, редко кому удается выпрыгнуть из своих шор и полететь над страхами навстречу мечте.

Сюжет прост: парень, притворившийся инвалидом из карьерных соображений, получает от босса задание: втереться в доверие к членам клуба инвалидов и помочь отобрать у них здание для гиганта энергопрома. Поможет ли главный герой своим новым друзьям в деле сохранения их любимого месторождения анобта… простите, клуба? Ответ не так однозначен, как может показаться. Хотя синий бантик на постере подмигивает: все будет хорошо!

Но пошутили, и хватит: сюжет хотя и не совсем новый, но добротный и интересный, в фильме нет фальши и нестыковок, а на крепкие ножные мышцы колясочников можно закрыть глаза как на несущественную условность. Напротив — испытываешь удовольствие от просмотра на протяжении всего фильма. Отлично играют актеры: Павел Прилучный — жуликоватость вместе с непосредственностью; Анна Старшенбаум — искренность и оптимизм, Алексей Чадов — властность и снобизм, Алексей Воробьев — упорство и ожесточенность (он, кстати, имеет реальный опыт неподвижности, два года назад актер попадал в автоаварию и был парализован). Каждому — веришь. А какая музыка в фильме, какая картинка! Послевкусие фильма напоминает «Питер FM»: хотя «Любовь…» более динамична, — но в целом в душе остается такое же светлое, «летящее» ощущение.

И есть в этом фильме нечто очень важное, что подвигло меня написать эту статью и рекомендовать на всех углах этот фильм к просмотру. Создателям удалось невозможное: они сняли картину, в которой много шуток с инвалидами и про инвалидов — но все это сделано так тонко, что при просмотре не чувствуешь неловкости. Люди с ограниченными возможностями — а почти всех членов клуба, оказывается, играли подлинные инвалиды — воспринимаются как равные участники событий. Настоящая инклюзия и толерантность — они именно такие: не когда безногому танцору присуждают победу только за то, что вышел, и стесняются покритиковать, но когда присутствие «особенных» людей не требует «особенного» поведения и «особенных» чувств по отношению к ним, когда общение идет на равных.

Говорят, что уровень развития общества следует оценивать по тому, как оно относится к старикам и инвалидам. Если это на самом деле так, то наш уровень — где-то в районе 3-4 месяцев от роду: мы нащупали у себя нечто, чего раньше не замечали (к примеру, уши), и теперь не знаем, как к этому относиться.

Недавний скандал на телешоу с Познером и Литвиновой служит тому прекрасным примером — в интернете до сих пор не утихают яростные споры по поводу отношения к людям с ограниченными возможностями. А уж городская среда, быт, дороги и здания показывают, что и на уровне властей эти самые «уши» тоже часто выпадают из поля зрения.

Но фильм «Любовь с ограничениями» с мудростью и легкостью учит людей видеть друг друга, понимать, договариваться и взаимодействовать. По-другому жить просто нельзя. Очень доступно это объяснил сценарист Денис Каймаков устами главной героини, девушки-инвалида: «Представь себе пруд. Без движения воды он может превратиться в болото. Отдавая, мы можем рассчитывать, что и к нам тоже придет что-то хорошее».

Кстати, югорчане могут считать этот фильм не просто отечественным, но и немножко «своим». Не только потому, что у нас есть госпрограмма «Доступная среда» и административные здания постепенно переоборудуются для лиц с ограничениями, и не только потому, что фильм демонстрировался в ходе недавнего кинофестиваля «Дух огня». Режиссер фильма — Дмитрий Тюрин, наш земляк. Он уроженец Нижневартовска, по первому образованию — горный инженер бурения. Работал мастером капитального ремонта буровых скважин в поселке Нижнесортымском Сургутского района — до того, как тяга к киноискусству заставила пойти учиться на режиссера в Санкт-Петербурге. Его дебютный художественный фильм «Жажда» стал победителем «Духа огня» 2014 года.

Дмитрий Тюрин специально для siapress.ruответил на вопросы о своей новой киноработе и поделился фотографиями со съемок.

— Дмитрий, в вашем окружении есть люди, которые делают тему инвалидности и доступной среды близкой и понятной лично вам? Как решились взяться за такой фильм — в тематике, где сложно удержаться на грани между смешным и бестактным?

— Среди близких инвалидов нет — только в работе над этой картиной я познакомился с такими людьми. Что касается тематики, то чем сложнее задача, тем интереснее ее решать. А здесь она действительно была непростой — казалось, что в нашей ментальности «комедии про инвалидов» просто не может быть!

Но помимо неординарности тематики, это еще и первый мой фильм в комедийном жанре. Мне нравится пробовать что-то новое, исследовать неизведанные земли. Поэтому я недолго раздумывал, взялся и не пожалел об этом.

— У фильма продюсеры с громкими именами, в том числе Федор Бондарчук. Давали ли они какие-то установки, задачи, которые должен решить фильм? Только ли заработать? Или продвигать тему толерантности? Финансирование из Фонда кино поступило в связи с социальной тематикой фильма?

— Слава богу, нас не связывали ни с какой социальной программой, иначе это неизбежно бы подтолкнуло к тем эмоциям, от которых мы старательно уходили. Я говорю о жалости, «особенному» отношению и прочем. Вообще, мы не акцентировались на слове «инвалид» - мы снимали светлый, добрый фильм про любовь. Иначе обязательно увязли бы.

— В съемках участвовали настоящие инвалиды. Что вам и фильму дало это участие, есть ли детали, ситуации, которые предложены ими? Что эти люди сами говорят о Москве, насколько этот город доступен и открыт для маломобильных граждан?

— Ребята нас консультировали, читали сценарий, высказывали свое мнение, и это очень помогло в работе. Кроме всего прочего, они заражали нас своей энергией и позитивом. Удивительно, но многие из людей, прикованных к коляске, намного подвижнее и сильнее нас, целеустремленнее, позитивнее. Это у них нам нужно учиться. А в Москве все именно так, как показано в фильме, ничего не приукрашивали. Конечно, есть подвижки: открылось Московское центральное кольцо (внутригородской пассажирский электропоезд – прим. авт.), которое уже намного лояльнее к инвалидам. Но на деле положительных изменений еще очень мало.

…Осталось добавить, что в кинотеатрах фильм на сегодняшний день посмотрели почти 300 тысяч зрителей.


Дмитрий Тюрин и его фильм.docx, 0.02 Мб