Принять участие

Приём работ продлён, осталось:

  • 00дней
  • 00часов
  • 00минут

Жизнь за гранью

Лучший журналист печатных СМИ

Жизнь за гранью

«Зависимость - это болезнь, которая не лечится таблетками»

Григорий (имя изменено автором) – приятный молодой человек с красивой улыбкой. В свои 20 лет он словно учится жить заново после того, как два года назад прошел курс лечения от наркотической зависимости в реабилитационном центре и начал новую жизнь.

Мой первый раз

Родился я в Омской области в простой семье. В детстве мы с родителями несколько раз переезжали из одного города в другой. Обосновались в Ханты-Мансийске, когда мне было двенадцать.

В то время, когда я учился в седьмом классе, многие ребята, в том числе и мои одноклассники, уже употребляли синтетические вещества так называемые спайсы – курительные смеси. Наблюдал со стороны и думал: «Нет, это точно не про меня». Всегда любил спорт: бег, бокс, занимался силовым пауэрлифтингом, постоянно пропадал на тренировках.

В 14 лет заболел и поехал на лечение в другой город. Там хорошо сдружился с соседом по палате. В один из дней у него был день рождения, к нему пришли друзья. Мы с соседом спустились в курилку пообщаться с ребятами, кстати, на тот момент я не курил. Они предложили за компанию попробовать курительную смесь. Рискнул... В первый раз ощущения были странные: вначале страх – страх ощутить что-то новое. Но параллельно возник интерес – он-то и двигал мной: продолжили употреблять и второй, и третий разы, до того момента пока вещество не закончилось.

Домой вернулся с мыслями, что должен обязательно рассказать и показать своим друзьям, как действует это средство. С того момента все и началось... Я прикоснулся к этому и мне понравилось.

Сначала – после тренировок, потом – вместо...

Первое время все было как-то «розово». Я курил в компании не чаще, чем один раз в выходные, и не считал себя наркоманом. Это как оправдание алкоголиков: выпиваем с кем-то, потому что в одиночку пьют только алкоголики. Со временем стали появляться новые знакомые, новые люди в окружении с этими же интересами. И все пошло по нарастающей...

Однажды кто-то предложил попробовать порошок. С появлением нового вещества увеличивалась и частота употребления.

Спорт стал уходить на задний план. Вначале я принимал средства после тренировок, а потом – вместо тренировок. На тот момент мне казалось, что я держу ситуацию под контролем – несколько раз принимал решения завязать. Но меня хватало ненадолго: это как бросить курить. Кто бросал – меня поймут: первое время ты только и живешь мыслями, чтобы покурить. Меня мучили внутренняя тяга и желание. Понимал, что нужно заниматься делами, но снова и снова возвращался мыслям об этом, а потом и непосредственно к веществам.

В нашей компании у меня были самые красные глаза. Они выдавали меня в первую очередь.

Вначале я употреблял потому, что мне не хватало в жизни какого-то драйва. А потом начал искусственно создавать себе проблемы, чтобы как-то оправдаться перед самим собой и вновь пойти употреблять. Сам придумывал причину, чтобы вернуться к веществам и продолжить веселье. Школа в то время была фоном в моей жизни, закулисьем. С трудом закончил девять классов и ушел учиться в колледж.

Принял решение не в ее пользу

Через какое-то время начал понимать, что не могу контролировать себя, не могу остановиться. В 15 лет познакомился с девушкой, которая тоже употребляла эти вещества. Мы начали встречаться. В какой-то период на протяжении трех суток мы вместе, не останавливаясь, принимали их. И когда вдруг они закончились, я остался один, меня охватило чувство паники и огромной тяги – мне срочно нужно было достать еще. Стал в суматохе придумывать, где достать деньги. Страх овладевал мною и я начал молиться богу, и решил занять себя уборкой в доме, чтобы хоть как-то отвлечься.

Стал потихоньку приходить в себя. И мне удалось переключить свои мысли.

У моей девушки на тот момент уже были проблемы, жаловалась на то, что с ее организмом происходят странные вещи: она стала испытывать ломку и ее это пугало. Подумывала даже отказаться от употребления совсем. И в какой-то момент приняла четкое решение «завязать». Предложила мне сделать это вместе, поставила ультиматум – либо наши отношения, либо наркотики.

Недолго думая, я принял решение не в ее пользу. Она ушла навсегда, больше мы никогда не виделись.

Спасение рядом

Родителям стало очевидно, что со мной что-то происходит: приходил домой в непонятном состоянии, от меня постоянно пахло табаком и не только. Да и вообще достаточно было посмотреть мне в глаза – из всей компании именно мои краснели сильнее, чем у других. Они выдавали меня в первую очередь.

Мама установила правило – я должен был приходить домой до 10 часов вечера, иначе дверь закрывали. Вскоре, я начал активно этим пользоваться и вообще перестал приходить домой или выходил под предлогом поговорить с товарищами и пропадал. Все меры, которые принимали родители, оказывались бесполезны.

Как-то под Новый год, 31 декабря, я стоял на балконе и употреблял. Я пообещал сам себе – это в последний раз, новый год начинаю с чистого листа.

Но уже 2 января я снова сидел с веществами. И так повторялась снова и снова...

Отец не раз делал попытки поговорить со мной «по душам», на что я категорично отвечал: «Говорить не о чем, проблем нет». Я их не видел. Мне казалось, бросить легко, просто на тот момент я этого не хотел. Но раз за разом обманывал самого себя. Как-то мы решили вместе с товарищем бросить употреблять синтетику и перейти только на натуральные вещества, но когда они заканчивались, мы снова возвращались к синтетике. Иногда бросали и то, и другое, но с появлением новых веществ возвращались обратно под предлогом: «Мы еще этого не пробовали». Этот процесс неконтролируем, и только позже я понял, что выходом был полный отказ.

Как-то отец предложил мне съездить и поговорить с одним человеком, сказал, что он поможет мне. В тот момент, понимая, что ситуация с употреблением стала неконтролируема, я согласился. Тот человек предложил мне поехать в реабилитационный центр. Сопротивляться я не стал.

Микросоциум «Грани»

Хорошо помню то состояние, когда меня выдернули из привычной жизни и привезли в центр. Полная изоляция, никакой связи с внешним миром, ты живешь в маленьком микросоциуме – меня разрывало на части. Устраивал истерики. Мне было тошно. Считал, что пребывание там сделает из меня больного человека. Постоянно испытывал жалость к самому себе. Первые три месяца только и думал, что мне нужно вернуться домой, в свою зону комфорта. И однажды попытался схитрить: мы с группой уехали в другой центр, где были работники с сотовыми телефонами, я выпросил телефон у рабочего, чтобы позвонить родителям и пожаловаться как мне плохо, дабы они забрали меня. Понимал, что делаю что-то не так, чувство паники и страха тогда переполняло. Позвонить так и не успел – сотрудники вовремя увидели и остановили меня.

За 10 месяцев курса реабилитации я сильно изменился, повзрослел. Там – свой маленький коллектив, в котором на простых вещах учишься жить по-новому. Если честно, я боялся вернуться в социум после курса реабилитации, боялся, что сорвусь. Но там я научился оставаться трезвым. Для меня крайне важным являлось мое выздоровление.

За «Гранью»

У меня было два близких товарища, также зависимых, как и я. Пока я находился в центре, ребята продолжали употреблять. В наркотическом состоянии один из них убил человека, его посадили. А второй переехал в другой город. Из-за наркотиков у него много разных проблем, но бросать он не хочет. Сегодня связь с ними не поддерживаю.

Я благодарен родителям, что вовремя выдернули меня из этого «колеса». Сейчас я понимаю: любовь и забота ко мне проявлялись и проявляются в каждом их действии и поступке.

В октябре будет три года как я не употребляю. Сегодня я остаюсь «чистым», а это огромный труд. Для меня выздоровление – это саморазвитие. Зависимость – это болезнь, которая не лечится таблетками. Нужно быть постоянно в движении, чтобы выздоравливать. Посещать собрания, вести письменную работу программы «12 шагов», а также проводить самоанализ. И только благодаря этому можно оставаться «чистым».

Достичь полного выздоровления невозможно! Это бесконечный труд и духовный рост.

Анна Павлова

Как увидеть, что у ребенка развивается зависимость?

Если вы заподозрили что-то неладное, внимательно присмотритесь к образу жизни своего ребенка. Когда же стоит бить тревогу?

- ненормально расширенные или максимально суженные зрачки;

- нарушение координации движений, смазанная речь;

- появление сомнительных приятелей;

- частые отлучки из дома;

- скрытность телефонных разговоров;

- резко возросшие финансовые потребности;

- потеря интереса к увлечениям;

- внезапное снижение успеваемости;

- систематические прогулы занятий;

- резкая перемена настроения: от истерического смеха до беспричинной депрессии;

- лживость и нарастающая оппозиционность к другим членам семьи;

- исчезновение денег и ценных вещей из дома;

- нарушение режима: сдвиг сна на более поздние ночные часы, затрудненное пробуждение по утрам.

Комментарии:

Я училась быть мамой наркомана

Нина Васильевна, мама одного из наркозависимых:

- «Ваш сын наркоман, покоя всем жильцам не дает», – крикнула мне в след соседка, когда я возвращалась с работы домой. «Она врет!», – было первым, о чем я подумала. И даже спустя полгода, когда Максим сам признался мне в этом, я не поверила! Но долго отрицать горькую правду не смогла. Сын сбегал из дома под любым предлогом, нагло обманывал, воровал. Помню, как сходила с ума от безысходности. Долгие дни и ночи проводила в слезах и страданиях. Зависимость сына отражалась на всей семье – мы страдали вместе с ним, мучились вместе с ним! Я отвернулась ото всех друзей – мне было стыдно признаться им.

Максим «кормил обещаниями», что изменится. Умолял поверить, «давил» на жалось, говорил, может бросить в любой момент. Мне казалось, этот кошмар не закончится никогда! Так продолжалось год. Позже я поняла, что именно моя жалость губит его. Чтобы помочь сыну, я стала непреклонной, жесткой. Я училась быть мамой наркомана.

В первую очередь, родителям наркозависимого необходимо занять правильную позицию – не такую, как видится нам, а действительно правильную. Посоветуйтесь с родителями, которые уже пережили подобную ситуацию. Любыми способами уговорите ребенка лечь в реабилитационный центр. Ни на секунду не опускайте руки.

Семь из десяти перестают употреблять

Роман Журавлев, руководитель программы РЦ «Грани»:

- За период 2016-2017 годов в нашем центре прошли реабилитацию около 50 человек. В основном за помощью к нам обращаются родственники зависимых. После чего мы создаем мотивационную группу, которая убеждает их пройти курс реабилитации. Как правило, самостоятельно очень трудно отказаться от употребления, но случаи добровольного обращения в центр тоже были.

По статистике, перестают употреблять семь из десяти человек. Есть те, кому приходится проходить реабилитацию повторно. Тяжелее всего поддается лечению алкоголизм – люди не видят проблему и живут стереотипами. Кроме того, тяжело курс реабилитации дается тем, чей возраст больше 45 лет. С наркозависимыми работать легче – люди быстрее достигают своего дна, и проблема становится очевидна для них. После окончания реабилитации начинается этап ресоциализации. Мы постоянно поддерживаем связь с нашими подопечными до тех пор, пока человек крепко не встанет на ноги.

Справка

На территории округа работают более 10 государственных, а также сертифицированных негосударственных реабилитационных центров и организаций, оказывающих комплексную помощь зависимым от алкоголя и наркотиков, в Сургуте, Нефтеюганском районе, Лангепасе, Мегионе, Нягани. Контактную информацию о них можно найти на сайте Антинаркотической комиссии Югры: ank-ugra.admhmao.ru.

жизнь за гранью.docx, 0.02 Мб 2017_№36_18_19.pdf, 1.42 Мб