Принять участие

Приём работ продлён, осталось:

  • 00дней
  • 00часов
  • 00минут
Главная/Конкурсные работы/СИЛЬНЫЕ ЛЮДИ. Светлана Банникова: «Не терпите ничего и никого. Жизнь одна, не бойтесь перемен!»

СИЛЬНЫЕ ЛЮДИ. Светлана Банникова: «Не терпите ничего и никого. Жизнь одна, не бойтесь перемен!»

Лучший журналист сетевых СМИ

СИЛЬНЫЕ ЛЮДИ. Светлана Банникова: «Не терпите ничего и никого. Жизнь одна, не бойтесь перемен!»

«Я шла среди ночи по городу, ревела навзрыд и говорила: «Господи, помоги, или пусть я умру!»…», — слова нашей героини обрываются от нахлынувших эмоций. Юношеский максимализм и девиз «в жизни надо попробовать все» привели Светлану Банникову туда, где не сбываются мечты. Она прошла то, что многих ломает раз и навсегда. Выстоять, вернуться к полноценной жизни ей помогли Любовь, Вера и Неравнодушие. Лишь эти три составляющие меняют судьбу человека к лучшему. Так считает наша героиня.     

В опиум с головой

А все началось с плохой компании, которая словно магнитом притягивала Свету.

- Стремлений не было никаких. Учиться было абсолютно неохота. Тянулась к старшеклассникам. Раньше казалось, что плохие ребята — это круто! Они блатные, деловые, — говорит девушка. — Тогда еще во многих фильмах показывали элегантных женщин с сигаретой в руке, для меня это был эталон красоты. Я начала втихаря от мамы курить.

Дальше — больше. В жизни Светы появился алкоголь. В те годы как раз только в продажу поступили вина в трехлитровых упаковках. Стоили они недорого. Бери — не хочу. Мама нашей героини целыми днями работала на почте, поэтому внимание особо семье не уделяла. Это было сложное время, 90-е годы, надо было одной поднимать детей. У Светы была еще старшая сестра.

- Конечно, мама что-то говорила, напутствовала, но когда тебе 14-16 лет, ты особо и не прислушиваешься к советам старших. Мама до последнего надеялась, что я встану на истинный путь, а я вечернюю школу даже не закончила. Внешне я была скромной, но внутри бурлили страсти, хотелось свободной жизни, — рассказывает девушка.

Затем были наркотики: сначала травка, потом опиум.      

- Была у меня лучшая подруга одноклассница, училась на «отлично». Она ко мне начала тянуться. В общем, мы с ней вместе начали употреблять эту гадость. Я себя одно время винила, что втянула ее во все это. Она не смогла справиться с пагубной привычкой, подкосила болезнь, в итоге ее сейчас нет в живых… — тихо говорит Света.   

Из-за чего хочется уйти в иллюзорный мир? Зачастую это банальный интерес, любопытство. Многие начинают употреблять наркотики из-за скуки, депрессии или непонимания в семье.  У Светы в те годы был девиз: «В жизни надо попробовать все!». Она ему и следовала. Да и внутренний голос нашептывал: «Ты просто попробуешь и в любое время сможешь остановиться». Причем сначала человека не интересует цена дурмана. Только когда он плотно подсаживается, начинаются кражи, воровство… становится не важно, откуда деньги, главное — новая доза и мимолетный кайф. 

- Под наркотиком мир яркий и красочный. Мама замечала, что со мной было что-то не то (изменилось поведение), но активных действий с ее стороны не было. Может, уставала на работе, было не до нас.  Учебу я окончательно забросила, начались кражи, — вспоминает девушка. 

По замкнутому кругу

Были у нашей героини и светлые мысли, что нужно остановиться, что больше так жить нельзя, но «добрые» друзья, готовые всегда угостить дурманящим зельем, были рядом.   

- Когда ты подсажен на наркотики, теряешь совесть и разум. Я перешагивала через все и всех. Я шла по головам, мне было все равно! Причем и на жизнь в том числе. Я подбирала все, что плохо лежит. Не боялась тюрьмы. Страха нет, — уверяет Светлана.

Спустя какое-то время наркотики ушли из жизни девушки, она родила дочь. К тому же в тот же период от этой напасти умерла ее лучшая подруга, и это испугало Свету. Первый муж не был наркоманом, но у него была другая страсть — алкоголь. Вместе с ним Света начала выпивать. Сначала это был безобидный бокал вина на ужин, потом несколько бутылочек пива в выходные. Начались пьяные ссоры, драки, жалобы соседей. Последней каплей стал случай, когда по их невнимательности двухгодовалая дочь наелась «Клофелина». После этого органы опеки изъяли ребенка из семьи.

- Меня сразу лишили материнских прав. Дочь увезли в Приполярный и забрали к себе опекуны, — рассказывает Света. — Я опустила руки и пустилась во все тяжкие. Смысла жизни не было: нет семьи, работы. Тяжело было жить в таком состоянии трезвым, хотелось снова надеть розовые очки и ни о чем не думать.

Затем все повторилось вновь: новая любовь, беременность и… наркотики. На мой вопрос, почему в ее жизни снова появился опиум, она отвечает: «Была внутренняя пустота. Ее надо было чем-то заполнить. Тем более что второй супруг тоже был наркозависимым». Так  они и жили: то в алкогольном, то в наркотическом опьянении. Не работали, начали воровать. В полиции парочку прозвали местными Бонни и Клайд — в любой ситуации они стояли друг за друга горой. Хотя вину за последнюю кражу Света и взяла на себя. Тогда ей дали условно, а вот реальный срок она получила за невыплату алиментов на первого ребенка.

- Я поехала на поселение в Сургут, будучи беременной сыном. Было сложно морально: мне нельзя было работать, а другим сокамерницам такое положение дел не нравилось. Слава богу, что срок заключения был небольшим! В день моего освобождения за мной приехал отец Данилы. Он отвез меня к моей маме, пообещав вернуться и начать новую жизнь в съемной квартире. Больше я его не видела. Я осталась одна у разбитого корыта на большом сроке беременности, — говорит  Светлана. 

На тот момент девушку поддержала ее мама. Она заверила дочь, что все будет хорошо. Но душевная боль была невыносимой, Света пошла в больницу с желанием вызвать преждевременные роды. 

- Когда были позади все анализы и мне стали измерять живот, то я почувствовала шевеление ребенка. «Я оставляю сына!», — заревела я и вскочила с больничной койки. Хотя на тот момент мне было очень тяжело в материальном плане, ведь не было даже кроватки…, — вспоминает она.  

Через полтора месяца после родов девушка устроилась на работу в общепит. Вечерами она подрабатывала на дому уборкой квартир. Было нелегко, но на жизнь хватало, однако незаметно для нее самой наркотики снова замаячили на горизонте.

- Компании, в которых выпивают, есть почти у каждого из нас. Алкоголь снимает внутренние запреты, в том числе и на наркотики. Стали копиться долги, вернулся освободившийся из тюрьмы биологический папа Дани. Добился того, что мы снова стали жить вместе. Сыну не хватало внимания, перед сном он меня каждый раз очень сильно обнимал, чувствовал, что я усыплю его и уйду, — голос героини дрожит, она добавляет: В конечном итоге Даню забрали органы опеки и отправили в детдом.

И снова отсутствие семьи, работы и цели в жизни. Замкнутый круг.

Внутренняя победа

- С 1996 года я состояла на учете в наркологии, поэтому в меня уже абсолютно никто не верил. Даже мама. Сожителя снова посадили, мне негде было жить, никто не пускал даже на порог. В довесок я потеряла документы. На тот момент мне был 31 год. Я шла среди ночи по городу, ревела навзрыд и говорила: «Господи, помоги, или пусть я умру»… — на этих словах моя собеседница замолкает, в глазах — слезы, воспоминания как по живому. «Я не верила в себя, — тихо продолжает Света. — В такие моменты не понимаешь, что сделал все своими руками, винишь всех вокруг, но только не себя. У тебя много обиды и боли. Сестра постоянно звонила и сдавала в полицию, мама не понимала. Страшно, но нужно смотреть правде в глаза».

В итоге девушку на время приютила знакомая. В тот момент Света не хотела ничего: ни пить, ни употреблять, ни… жить. Это была депрессия. В один из вечеров к ней подошел знакомый и спросил: «Что с тобой стало? Я помню тебя другой». Света не нашла, что ответить. Он забрал ее к себе. Целыми днями она ходила, плакала, не знала, куда себя деть.

- В одной из бесед мой знакомый вскользь обмолвился о реабилитационном центре, и мне стало интересно. На следующий день я была уже в «Вефиле», — рассказывает героиня. — Когда я туда попала, сразу ощутила внутреннюю победу. Это была новая жизнь: мне стелют белье, меня слушают, со мной разговаривают. Люди по-другому ко мне там относились.

В реабилитационном центре были разные люди: от благополучных до бомжей. Относились там  одинаково ко всем. А история у всех как под копирку: покурил сигарету, выпил пива… наркотики. Наша героиня прошла годовую реабилитацию, которая включала в себя трудотерапию, психологические тренинги, душевные беседы, молитвы...

- Обычно я ходила молиться в лес и всегда просила: «Господи, верни мне детей!». На тот момент это было моим главным желанием. Я верила, что кто-то свыше услышит меня, — говорит девушка. — Хотя не буду лукавить, у меня возникали мысли о побеге, но держало то, что некуда было идти.

За воротами реабилитационного центра вливаться в новую жизнь было тяжело: новая работа, корпоративы, где всегда нальют. Очень трудно устоять, но устояла.  

- Когда-то я боялась о себе говорить, а потом страх и комплексы прошли, стала внутренне открываться. Я получила свободу, люди меня понимали и принимали. Моя начальница, услышав рассказ о моей судьбе, обняла меня и предложила свою помощь. Не бойтесь людей, ведь когда открываешь сердце и душу, то люди оттаивают. А у нас многие привыкли надевать маску и идти с ней по жизни, — считает Светлана.

Дальше наша героиня подала документы на восстановление родительских прав. Было непросто, в соцзащите знали о судьбе девушки и не верили в благополучный исход дела. Но главное, что верила сама Света. И все получилось!

- Стала ходить в «Сферу», мне стали там помогать. Главное, быть открытым, и тогда на пути встретятся люди, которые тебя примут и помогут. Помню, психолог мне дал игру для сынишки. Просто так. В органах опеки мне помогли написать исковое заявление и сделали характеристики в суд. Через какое-то время мне вернули сына, — рассказывает девушка. —Поначалу Даня не узнавал меня, потом все наладилось. Сынуля очень любит внимание и ласку, постоянно тянется ко мне. Если забываю на ночь его поцеловать, он сам приходит. 

А вот вернуть дочь было намного сложнее. Первая долгожданная встреча состоялась в Геленджике. Света с сыном поехала в отпуск, в это время Карина тоже отдыхала на юге.

- Сестра звонит и говорит: «Хочешь, мы дадим твои контакты?». Я отвечаю: «Конечно». Дочь позвонила, мы с ней встретились в Сукко. Честно, не знала, как с ней общаться, да и пообещать, что ее заберу, тоже не могла. Я обняла ее напоследок со словами «прости, я не знаю, когда мы с тобой встретимся» и ушла в слезах. Она тоже плакала. Но на тот момент я не могла дать надежду, — говорит Светлана. 

Истинная любовь

По возвращению в Югорск Светлана встретила свою истинную любовь. Его звали Слава, он тоже бывший наркозависимый. Судьбоносная встреча произошла в церкви. Начали дружить. Он поверил в девушку, а сын Светы поверил и принял его, сразу начав называть папой. 

- К выбору спутницы я подходил серьезно, понимал, что женитьба — это на всю жизнь, — говорит муж Светы Вячеслав. — Внешность женщины играет роль, но не главную. Первое, что я увидел в ней — это общие ценности в жизни, одна вера. Тот фундамент, на котором и строится семья. После восстановления в центре она стала другим человеком, у нее появились достойные цели в жизни. В общении нам было вместе очень легко. Я чувствовал от нее поддержку. Она очень уважительно ко мне относится, для меня это важно! А ответственности не боюсь, именно она делает из мужчины мужчину. Для меня понимание одно, что она моя жена, и ее дети — это мои дети. Это наше! Истинная любовь — она не ищет своего, она отдает. Когда ты любишь за что-то — это любовь эгоистичная. Пока это есть — ты любишь, этого нет — пропало. Бывают ссоры, разлад, но мы всегда нацелены на согласие и все решаем в разговорах.

По пути на помолвку Света рассказала о дочери. Вячеслав тогда сказал: «Это наш ребенок, мы должны ее вернуть».  Через какое-то время опекуны сами позвонили и попросили забрать Карину.

- У нее был трудный возраст, и они просто не справлялись с ней. Муж привез дочь в нашу семью, — рассказывает девушка. — Адаптация была сложной, тем более я ждала еще ребенка. Карина у опекунов жила в благоустроенной квартире, а у нас на тот период была комната в общаге. Но со временем мы все преодолели. Много общались, приходилось подстраиваться, переступать через себя. Надо было возвращать доверие ребенка.

Вскоре в семье Банниковых появился третий ребенок — сын Святослав. В декрете Светлана долго не засиживалась, ее выбрали председателем родительского комитета социально-психологического клуба «Шанс». Сейчас она помогает людям, которые оказались (как когда-то и она) в сложной жизненной ситуации.

- За это время услышала много историй. Запомнилась одна девушка, которая училась в Ханты-Мансийске на врача-патологоанатома. «Чтобы меньше общаться с людьми», — объяснила она мне свой выбор профессии. Ее боль — это собственная мама. «Мама меня не любит, мама меня вгоняет в дно, мне тяжело», — услышала я. Тогда я ее понимала как никто иной, ведь меня саму мама в детстве редко целовала и обнимала. Это все оттуда идет! Мы не получаем любви, поэтому мы ее и не можем отдать, — твердо убеждена наша героиня.

Больше за помощью обращаются женщины. Подростков приходит мало, они больше закрыты. Да и вообще люди боятся открываться. Тот, кто не побоялся и пришел в «Шанс», нередко рассказывает о своих суицидальных мыслях. Причина одна — непонимание. В ее практике было много семейных историй.

- В обществе люди совершенно одни, у них все отлично, а за дверьми дома — другие. Основная боль — это нелюбовь. Много насилия как психологического, так и физического. Совет семейным парам один — женщине надо дарить любовь, а мужчине — уважение. Над отношениями нужно трудиться. В первую очередь, это духовная работа, — считает Светлана.

В начале июля этого года на Семейном Совете (председателем которого была Наталья Комарова) наша героиня предложила применить на уровне округа технологию «равный — равному». Цель — объединиться.

- Даже пусть это будет по скайпу или через соцсети. Человеку проще написать в другой город и получить совет или помощь. Главное, чтобы люди открывались и говорили о своих проблемах, — считает югорчанка. — Если кто-то хочет со мной связаться, пусть напишет на почту slava.bannikov.2016@mail.ru.

Жалеет ли Светлана об упущенном времени, которое потратила на пьянящий дурман? Конечно. Ведь это был самый расцвет жизни. Но если бы она через это все не прошла, не встретила бы своего счастья, которое у нее есть сегодня. Сейчас у нее все хорошо: любимая семья, работа, которая приносит душевное удовлетворение, уютная квартира в новостройке. Недавно она получила права, сейчас учится на медсестру.  

- Всему свое время. Ничего не происходит просто так. Я рада, что могу помогать людям. Это мое призвание. Я чувствую это душой, — воодушевленно говорит Светлана. — Для всех, кто сейчас находится в депрессии, хочу сказать, что выход есть! Нужно иметь духовную поддержку, обращайтесь к Богу. Поверьте, чудеса случаются, главное, очень верить! Не терпите ничего и никого. Жизнь одна, не бойтесь перемен! Всегда есть выход! Служите людям, переключайте внимание с себя на этот мир, дарите любовь, и она к вам будем троекратно возвращаться!  

КАТЯ ЧЕХОВА

SIL_NYE_LYuDI_Svetlana_Bannikova.doc, 0.05 Мб