Принять участие

Приём работ продлён, осталось:

  • 00дней
  • 00часов
  • 00минут
Главная/Конкурсные работы/Судьба журналиста

Судьба журналиста

Лучший журналист печатных СМИ

Судьба журналиста

Совсем недавно самый маститый журналист Югры Альбина Глухих отмечала свое 80-летие. Пообщаться по душам на торжественной части, которая проходила в Доме журналиста, нам не удалось. Да и как это было бы возможно, если поздравлений от многочисленных гостей оказалось целое море? Поэтому мы договорились встретиться позже, у нее дома.

Квартира Альбины Сергеевны расположена в чистом и уютном месте города, на Ледовой. Огромное окно в комнате выходит прямо на горнолыжный спуск, поэтому зимой и летом здесь прекрасный вид. На диване мирно мурлыкала упитанная кошка. «Наследство от дочери», – сказала мне Альбина Сергеевна. И пока мы разговаривали, киса ни на шаг не отходила от хозяйки: спала рядом, пока мы сидели на диване, то залезала на руки, а когда пошли пить чай, кошка важно последовала за нами и уселась на табуретку. А еще меня очень умилили детские игрушки, которые стояли на маленьком расписном столике в уголке комнаты. Они принадлежат правнучке нашей героини.

Дело в том, что игрушки были не современные гламурные «барби-братс» с длинными ногами, а обычная кукла из нашего детства, похожая на двухлетнего ребенка в ярком платье – такая милая и добрая.

Я прошу рассказать, как она, девушка, которая закончила Московский библиотечный институт, и была некоторое время библиотекарем-библиографом, стала писать для газет и журналов.

– Стать журналистом у меня и в мыслях не было. Но однажды на одной из улиц Иркутска, где я жила и работала после распределения, встретила, видимо, свою судьбу – режиссера Геру Фрадкина. Он на год раньше получил диплом института, в котором училась и я. Предложил мне написать рецензию на его постановку «Белоснежка и семь гномов». Писала несколько дней, написала много, отнесла в молодежную газету. Там статью прочли и урезали ее на две трети. Напечатали. Так началась моя журналистская жизнь.

ПРО МАО ЦЗЭДУНА

Потом Альбина Сергеевна уехала из Иркутска. Причина проста – попытка завербовать молодую симпатичную девушку, которая к тому же знала китайский язык в совершенстве, для сотрудничества с органами госбезопасности. Через пару дней она собрала свои вещи, уволилась и уехала в Свердловск, работать в молодежной газете. В то время Югра начала добычу нефти для страны, и однажды кто-то из коллег сказал: «Вот ты тут сидишь, а у тебя на родине важные и интересные дела происходят».

– Первые две баржи с «черным золотом» уже ушли, а я опоздала к их отправке, – рассказывает героиня. – По приезду отправилась в редакцию окружной газеты «Ленинская правда», сейчас это «Новости Югры». И с тех пор живу здесь уже много лет, но моя «китайская история» мне еще аукнулась. Куда бы я не ездила, всюду возила свою библиотеку. И вот однажды, уже живя в Ханты-Мансийске, разбирала книги и ненужные отнесла в книжный магазин, в том числе большой фотоальбом – советское издание, которое мне мои друзья-китайцы подписали на память. Там был портрет китайского лидера Мао Цзэдуна. А в это время в Ханты-Мансийск приехала цензор и случайно увидела в магазине этот альбом. Она сообщила в окружком партии, что корреспондент Глухих сдала в магазин запрещенную книгу. Что тут началось! Редактора вызвали «на ковер», собрали из журналистов партсобрание для обсуждения моего поведения и потом вынудили уволиться из газеты. Меня никто нигде не брал на работу. И лишь директор «Хантымансийсклеса» Бронислав Степанович Зорин взял меня. Потом меня «простили» и я вернулась обратно в газету. Увольнял меня знаменитый Велимир Патрикеев (в то время был редактором «Ленинской правды»), а когда принимал обратно, то посмеивался: «Ты у нас репрессированная и реабилитированная».

ПРО ЗОЮ И ФАШИСТА

– В пятом классе я прочитала очерк Лидова «Зоя». Про героиню войны Зою Космодемьянскую. Как ее пытали, как гоняли на морозе по улице. И как-то наши с братом родители ушли в гости, я брату предложила поиграть в Зою. Понятно, что у меня была роль Зои, а ему пришлось стать фашистом. В домашней одежде заставила брата гонять меня по морозу вокруг дома и бить веревкой, – с улыбкой вспоминает наша героиня.

И кто бы мог знать, что вся эта детская забава разовьется в туберкулез лимфатических желез. Родители долго лечили дочку, но ничего не помогало. В Ханты-Мансийске такой вид туберкулеза не лечили, и девочку отправили в Свердловск. Никто из многочисленных родственников не захотел принять больного ребенка, выручила бездетная тетя. Какое-то время Альбина вместе с тетей, ее мужем и свекровью жили в одной маленькой комнате, потом ее отправили в санаторий. И там она год лечилась и училась. Лечение оказалось очень прогрессивным и эффективным. Детей кормили черной икрой, но многие не хотели ее есть. Но в итоге – с туберкулезом справились.

– Я была отчаянная всегда, с раннего детства, этот случай показателен, – рассказывает она. – Уже в более старшем возрасте, я поехала в Египет, где нас повезли на экскурсию на рифы. Предложили с ластами и с маской сплавать в открытое море. Согласилась первая. Напялила маску, ласты и прыгнула! А плавать-то не умею, только держусь на воде. В маску стала поступать вода, никого рядом нет, кое-как добралась до буя, на котором стояла яхта, и там повисла. Моя попутчица увидела все, отправила мне на подмогу мужчин. Они еле-еле меня заволокли на яхту вместе с буем. Еще вспоминается рейд с рыбинспекторами. Мы возвращались в Ханты-Мансийск, погода совсем испортилась. Ливень захлестывал шлюпку, а волны швыряли ее как щепку. Мы уже не боялись, молча повиновались судьбе. Нас выбросило на берег в районе Луговского, все остались живы. И в работе было много случаев, когда я была на грани жизни и смерти. Но опять же об этом не жалею, – спокойно говорит она. – Решила, что не просто так вылезала невредимой из разных ситуаций, значит, суждено мне пока пожить.

ПРО НАРУШЕНИЯ

Однажды в Нижневартовск приехал заместитель министра нефтяной промышленности Оруджев в сопровождении Николая Петровича Захарченко – главного инженера Главтюменьнефтегаза.

– Я как раз была там и попросила взять меня с собой, – вспоминает моя героиня. – Но нефтепромысел в то время ничего особенного из себя не представлял, он только обустраивался. А когда мы собирались уезжать, гостям предложили нам посмотреть хантыйское священное место. Конечно, все обрадовались: будет что вспомнить. Мы приехали в надежде увидеть что-то необычное, а тут холм, на нем сосны, с одной стороны ручей, с другой – болото. На сосенках навязаны большие полотна тканей. Некоторые уже выцвели, изорвались от ветра, были и три новых, еще ярких. И никаких следов вокруг. Мы ничем не осквернили святилище, ничего не трогали, молча посмотрели и улетели на вертолете обратно. Погода в то время была прекрасная, за штурвалом лучший летчик Нижневартовска Юрий Редькин. Через несколько минут полета все ориентиры земли исчезли, вертолет окутала белесая муть. Вдруг кто-то увидел проблески, оказалось это факел, в итоге мы чудом сели на городском аэродроме. Через много лет на празднике в честь добычи восьмимиллиардной тонны нефти я увидела Захарченко и Оруджева. После приветствий он вдруг спрашивает: «Помнишь, мы были на священном месте, у тебя ничего плохого не случилось?» У меня как раз тогда произошло много нехорошего, но расспросить, что было с ними, так и не успела, перехватили многочисленные гости. Оказывается, мы были на святилище, где молятся мужчины перед охотничьим сезоном, а женщинам и чужакам там категорически запрещено появляться.

Альбина Сергеевна еще долго рассказывала о своей работе, людях, которые встречались ей на жизненном пути, профессиональных секретах. Подсказала множество тем, дала контакты интересных людей – ветеранов, старейших жителей города, которым есть о чем рассказать мне, и, естественно, читателям нашей газеты. По ее многочисленным исследовательским статьям, очеркам о людях можно судить о целой эпохе…

А еще я порекомендовала бы прочесть ее книгу «Судьба журналиста». «Издание нисколько не претендует на полную биографию окружной газеты «Новости Югры». В основном это моя журналистская судьба на ее фоне, отдельные случаи, интересные герои моих повествований. О содержании книги судить моим коллегам, сторожилам Югры, ее остальным жителям». Я тоже прочла и рада, что смогла познакомиться с таким замечательным, добрым и интересным человеком, к тому же профессионалом своего дела.

Оксана Шуман

Фото Игоря Дементьева

судьба журналиста.docx, 0.02 Мб 2017_№25_18.pdf, 1.94 Мб