Принять участие

Приём работ продлён, осталось:

  • 00дней
  • 00часов
  • 00минут
Главная/Конкурсные работы/Главный герой семейной саги

Главный герой семейной саги

Лучший журналист печатных СМИ

Главный герой семейной саги

 Три новых памятных знака на мемориале «Звезды Югры» открыли в Ханты-Мансийске на площадке перед Музеем геологии, нефти и газа.

В торжественной церемонии участвовали губернатор Ханты-Мансийского автономного округа Наталья Комарова, работники и ветераны нефтегазодобывающей отрасли региона, его почетные жители и министр энергетики Российской Федерации Александр Новак. Одна из звезд на мемориале загорелась в память о  Герое Социалистического Труда, почетном нефтянике и буровике Авзалетдине Исянгулове. О нем можно найти множество статей в энциклопедиях и википедии, книгах. Но я знаю о дяде Авзале из семейных преданий. 

Соленое детство 

Он был главным героем истории жизни моей мамы. Жизнь была полна вечного преодоления лишений, горя, трудностей и сложностей, и Авзал, ее старший брат, был тем человеком, который не дал пропасть, позволил уцелеть в водовороте жизни. И теперь, когда я рассказываю маме об именной его звезде, что открылась в югорской столице, она говорит: «Это правильно, это справедливо! Он настоящий герой труда, он в самом деле звезда, путеводная звезда!». И я знаю, что в этот момент она говорит не о его изобретении буровой установки на воздушной подушке, за которую Авзал Гизатович – так мы зовем его в семье – был награжден бронзовой медалью ВДНХ, не о рекордах бурения на Самотлоре в годы, когда рулил управлением буровых работ №2. Она смотрит в свое детство, но как бы далеко ни возвращалась, не может вспомнить ни одного дня жизни, чтобы брат не работал – упорно, тяжело, неистово – и всегда на благо других.

В одном из ее рассказов мой дядя Авзал, словно Филиппок из известного произведения Толстого, бежит в деревенскую школу вслед за старшими сестрами. Ему еще и пяти не было, соседи смеялись, а мать пошла извиняться перед учителем: «Уж простите, не могу удержать неслуха!».

- Пусть приходит! – неожиданно сказал учитель. – Он умный, все понимает, все запоминает!

Так и стал брат учиться с четырех лет.

В другой истории Авзал после школы плетет корзины из ив, в следующей мастерит для тряпичных кукол младшей сестренки мебель из чурочек. Четвертая история – военная. Во время войны большим дефицитом была соль, а он, школьник, производил этот дефицитный продукт, вываривая соль из воды соленого озера. Да, оно было далеко от деревни, и воду в ведрах носить было тяжело, и варить муторно. Но потом, вместе с матерью, погрузив мешок с солью на санки, они шли от деревни к деревне, продавая стаканами соль и по копеечке выручая средства для большой семьи. 

Хлеб и кипяток 

Когда Авзал Исянгулов окончил школу, отец, ценивший образование как ничто другое, повез его на телеге в город – на вступительные экзамены в нефтяной институт.

Но не успел Авзал окончить и первый курс, как пришлось ему вернуться в осиротевший дом: его мать умерла от порока сердца, который тогда не оперировали, а отец вскоре погиб, подняв с дороги оголенный электрический провод. И с этого начинается главная история нашей семьи, которую я знаю наизусть, и все же каждый раз с трепетом слушаю заново. Младшего братишку к тому времени успели увезти в дом малютки, старшие сестры пробивались в жизни уже вне дома.

- В пустом доме оставалась одна я. Мне было десять, детдома после войны были переполнены, и старшему брату нужно было срочно придумать, что со мной делать, - вспоминает мама.

Соседи советовали ему продать добротный родительский дом. Желающих купить хватало, цену давали. И деньги были очень даже нужны. Мама  вспоминает, как в те скорбные дни, получив кирпичик черного хлеба по карточкам, они с братом ели его с простым кипятком. Это был и обед, и ужин одновременно.

Конечно, бедный студент-первокурсник сразу бы несказанно разбогател, вернулся щеголем в республиканскую столицу, если бы послушался советов. Но, неимущий и голодный, он решил по-другому: уговорил одну женщину заселиться в дом, пользоваться огородом и заодно заботиться о его маленькой сестре. Еще целый год моя мама жила в родном доме, пока не нашлось для нее место в одном из приютов.

С тех пор она очень редко видела своего старшего брата. Тот не мог приехать на каникулы, потому что на все лето устраивался на далекие промыслы  помбуром. Но девочка всегда знала, что находится в поле зрения брата, в центре его заботы, ведь с оказией он не забывал отправлять ей посылки, в которых были крупа и сахар, теплые ботинки и халва.

- Меня и теперь эта его заботливость просто поражает, ведь, по сути, он сам был еще ребенок – только восемнадцать лет!, – говорит мама.

Брат не только помнил о том, что ей нужно одеться и поесть, но и предугадывал ее мысли. 

Помощь будет до конца! 

Конечно, она спешила перестать быть его обузой и после школы-семилетки собиралась получить поскорее рабочую специальность, чтобы зарабатывать на жизнь. Этого он допустить никак не мог, вероятно, потому, что помнил, как его отец мечтал увидеть младшую дочь образованной, с университетским дипломом в руках. Раз уж он встал во главе своей семьи, то и воля отца для Авзала была свята.

- Помню, уже запечатала документы в конверт, чтобы нести в техникум, и вдруг приходит от Авзала телеграмма: «Учись дальше! Помощь будет до конца!» - вспоминает мама и не может удержаться от благодарных слез.

Тогда она, счастливая, понесла документы в среднюю школу. Она в самом деле поступила в Уфимский университет на филологический факультет, окончила его, постоянно опираясь на помощь старшего брата Авзала Исянгулова. Только став взрослой, в полной мере поняла, чего ему это стоило. Сколько раз за это время у него на столе был лишь хлеб с кипятком? Она может только догадываться об этом, он никогда не жаловался, чтоб жалоба не выглядела как попрек. Его осунувшееся со впалыми щеками лицо всегда  лучилось оптимизмом. Как только встал на ноги, нашел в одном из интернатов и младшего братишку Аксана: «Я твой брат. Поедешь со мной?». Так, его усилиями, его верой в благополучный исход воссоединилась семья. Эта семья всюду потом следовала за ним, все его родственники, племянники оказались здесь, на Севере, потому что рядом с ним было надежно и не страшно нигде. 

Человек - праздник 

Так сложилось, что когда моя мама была студенткой, ей пришлось в чем-то повторить  судьбу старшего брата – взять под опеку маленького, десятилетнего племянника – сына рано умершей сестры, вырастить, дать ему материнскую ласку и отличное образование. Однажды она сказала Авзалу Гизатовичу: «Я в неоплатном долгу перед тобой!», а он ответил: «Нет, ты мне ничего не должна, ведь ты разделила со мной заботу о семье, вырастила племянника». Он не хотел благодарности. Ему важнее было, что сестра, которой он отдал столько своих сил, стала хорошим человеком – надежным,  отзывчивым и любящим, похожим на него самого.

В детстве при его жизни я никогда не вникала в его многочисленные трудовые подвиги. Он всегда был для меня праздником – появлялся нагруженный подарками, потому что одаривать для него было высшим счастьем. Дядя Авзал хотел всех видеть счастливыми. Будучи начальником УБР и депутатом окружного совета, постоянно всем помогал, помнил о разных просьбах знакомых и незнакомых людей, разрешал чьи-то сложные проблемы, протаптывал кому-то путь к  благополучию. До последних своих дней жил в неустанных заботах о детях, внуках и правнуках. Для меня Авзал Гизатович Исянгулов навсегда останется человеком, благодаря которому у меня есть моя мама, благодаря которому есть я, благодаря которому Нижневартовск – моя родина. 

В 1965 году за изобретение буровой установки на воздушной подушке Авзалитдина Гизятулловича наградили бронзовой медалью ВДНХ. В 1966 году ему был вручен орден Трудового Красного Знамени. В 1970 году — медаль «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», в 1971 году — орден Ленина. 

В конце 1971 года Шаимское управление буровых работ (г. Урай) было переведено в Нижневартовск на освоение Самотлорского месторождения. Много труда было вложил А.Г Исянгулов в обеспечение оперативной перебазировки предприятия, которая продолжалась несколько месяцев. Эти работы проводились настолько четко, что буровые бригады по окончании бурения последней скважины на Шаиме, на другой же день начали разработку новой скважины на Самотлоре. Годовой план тогда был выполнен на 117 процентов. Значительная работа проводилась по наращиванию объемов разведочного бурения, открывались все новые и новые месторождения нефти. 

В 1972 году за разработку и внедрение мероприятий, обеспечивающих высокие скорости бурения, Авзалитдин Гизятуллович был удостоен Государственной премии СССР. Ему присвоили звание «Почетный нефтяник». В 1973 году А. Г. Исянгулов награжден вторым орденом Ленина, ему присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением золотой медали «Серп и Молот».

Ушел на пенсию в 1987 году. Вскоре переехал в Тюмень. Авзалитдин Гизятуллович умер 25 мая 2004 года, похоронен в Тюмени.  

Гуля Бессонова. Фото из семейного архива
5.txt, 0.01 Мб 5.pdf, 0.99 Мб